Дом Жизни
Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные,
и Я успокою вас;         (Матф.11:28)

Истории жизни.

Спасение.

Стр. 2 из 3     Перейти на:   Стр. 1   Стр. 2   Стр. 3

ТОТ, КТО БЛИЖЕ ВСЕХ.

"Это такое ощущение… Похоже на то, как будто ты ныряешь под воду и задерживаешь дыхание, плывёшь, поднимаешь голову, вдыхаешь и опять погружаешься. Ты глотнул воздуха, но всё равно не дышишь полной грудью. Ты ещё под водой. Чувство свободного дыхания приходит только тогда, когда ты видишь, что твой сын вернулся после реабилитации от наркотиков, что он стал другим человеком" - так вспоминает о времени, когда сын лечился от наркозависимости, Светлана Кузнецова.

Обычно в газетах рассказывают о молодых людях, которые справились / не справились с наркотиками. Но о тех, кто страдает не меньше, - о мамах - как будто забывают. Сегодня Светлана согласилась рассказать нам свою историю.

- Сколько лет было вашему сыну, когда всё началось?
- Сказать, что это случилось в одночасье... не могу. Только сейчас узнаю, что первый раз он попробовал наркотики семь лет назад. Я начала понимать, что он употребляет наркотики за три-три с половиной года до того, как он попал в реабилитационный центр. До этого я просто не видела, не знала, что происходит. Думала, что это, может быть, алкоголь.
А потом осознала и поняла, что с этим нужно бороться. Я обзвонила массу клиник — московских и подмосковных. И выяснила, что лечение стоит очень дорого. На тот момент понимала, что могу продать квартиру и переехать к маме. Но как-то раз я поговорила с одним доктором по телефону, и он сказал, что у них по статистике вылечивается только 40% пациентов. Понимаете?
Потом сын уехал в православный монастырь в Ивановскую область — сам, вместе со своим другом, который такой же бедой страдал. Дальше с сыном стала ездить и я. Монастырь старый, практически уничтоженный в советские годы. Но всё равно там служат монахи, давшие обет безбрачия. Монастырь мужской, но они принимают послушниц, потому что понимают, что невозможно оставить человека в таком состоянии, в каком был мой сын. Это ломка...
Они выделяли нам келью, и мы вдвоём там жили... Несмотря на то что мы приезжали без денег, нас всегда принимали.
К тому моменту сын выносил из дома вещи, которые можно было продать. Сын был в монастыре восемь раз. Но последний раз они с послушниками там напились... Всё-таки человек искал спасения от наркотика, но не знал пути. В монастыре ведь были только стены: да, они защищали от ветра, холода, но не более того.

- А вы просили своих близких как-то помочь?
- В моём окружении мало кто знал о нашей беде. Большая проблема матерей, которые сталкиваются с этим, — рассказать своим близким. Моя мама до последнего не знала, что происходит с Серёжей. Я понимала, что помочь она ничем не может, а заставлять её переживать не хотела...
И вот этот круг... он начинает всё больше и больше на тебя давить, и ты понимаешь, что всё, тебе деваться некуда.
Однажды позвонила подруга и сказала: «Я сорвала объявление, там написано: избавление от наркозависимости, бесплатно…» Она дала мне телефон, и я позвонила.

- Не было настороженности — почему помощь наркозависимому бесплатно, что за люди этим занимаются?
- Я знаю, что многие на такие объявления реагируют соответствующим образом. Но мне нужна была информация, нужно было понять, что это такое. Я позвонила и поговорила с работником реабилитационного центра для наркозависимых в городе Королёве.
Конечно, абсолютного доверия не было. Но я почувствовала чистоту помыслов... А потом познакомилась с матерями, чьи дети проходили реабилитацию, поговорила с ними. Не зря матерей называют созависимыми. Когда ребёнок находится под прессом наркотиков, он живёт в тумане и не осознаёт того горя, которое переживают близкие люди. Именно матери. Конечно, это разбитые сердца...
Я познакомилась с теми ребятами, которые сами прошли через наркотики, освободились и стали работать в ребцентре. К примеру, вот молодая семья: он был в наркозависимости восемь лет, она - пять. Но они справились. Теперь у них маленький ребёнок. Они молились, за них молились, они уезжали из родных городов в другие, где устраивались на работу. Им помогали те, кто справился с такой же проблемой.
И я поняла, что это правильный путь. Ведь было столько всего! Если я вам буду рассказывать, что мы пережили, это страшно...

- Что было самым тяжёлым?
- Несколько раз было состояние почти передозировки. Человека откачивали.

- "Скорую" вызывали?
- Нет, справлялись сами. Ломали дверь в туалете, когда он там лежал. Когда я ходила в церковь, ему каждый раз говорила, что иду за него молиться. А он отвечал: "Ну чего, кто там? Сборище наркоманов? Ну, походи".
А я молилась вместе с теми, кто освободился от наркотиков, вместе с матерями и бабушками детей, которые не могут вылечиться от этого. Я понимала, что люди пришли с такой же бедой, что никто никого за спиной не осуждает. Все идут одной дорогой — к исцелению через веру в Бога.

- Сын никогда не рассказывал, почему он начал употреблять наркотики? Ведь была семья, его любящая и поддерживающая...
- Мы на эту тему серьёзно не беседовали. Я помню, как-то рассказывала пастырю о том, что у меня сын такой хороший, что он педагог, у него образование. А пастырь сказал мне: "Наркотик не выбирает". Докопаться до определённых причин мне сложно. Это, наверное, какой-то комплекс проблем внутренних. Есть вещи, в которых трудно признаться самому себе. Не то, что рассказать кому-то, даже матери.

- Он когда-нибудь просил вас о помощи?
- Я поняла, что у него случился переломный момент, когда он стал ездить в монастыри. Это было его попыткой избавления. Но как только он возвращался в свой город, в прежнюю реальность, он не выдерживал.
Я сама ходила в церковь и на встречи с сотрудниками ребцентра около полугода. И сказала сыну: давай обратимся к ним за помощью. Он согласился. Как будто всё само собой получилось...
Реабилитацию в центре для наркозависимых все проходят не в своих городах, а вместе с пастырем уезжают в другие. Я купила сыну билет, отвезла его в аэропорт, его встретили в Калининграде. Там он пробыл год и смог избавиться от зависимости. "По вере вашей да будет вам".

- Вы верите, что человек, прошедший через наркотики, может от этого навсегда отказаться?
- Конечно. Если он будет искренне верить в Бога.

- Некоторые мамы, пытаясь спасти детей от наркотиков, пробуют вести себя по-разному: иногда кричат, иногда, наоборот, оставляют ребёнка дома, где он принимает наркотики под их «присмотром», некоторые опускают руки. Как сложилось у вас?
- Если рассказывать мою историю, то все мамы, которые через это проходили, узнают себя.
Сначала я пыталась его напугать. Говорила, что знаю, где он это покупает, что сообщу в наркоконтроль. Я оставляла его дома. Чтобы он не принимал наркотики, приносила алкоголь. Тогда он хотя бы ел, ведь до этого лежал в полубессознательном состоянии. Приносила обезболивающие препараты. Они ненадолго, но снимали боль от ломки. Ночью вставала: давала попить, доводила до туалета.

- У вас не было чувства, что "всё, больше не могу"?
- Наоборот, чем глубже он тонул, тем больше сил для борьбы у меня появлялось. Я просто как-то мобилизовалась. У меня была цель его вытащить — даже за мизинец.
Мне помогло, что я нашла тех, кто верит в Бога и верит в то, что можно спасти своих детей от наркотиков. Если вдуматься - что может быть проще молитвы? Сложно найти деньги на лечение, сложно что-то ещё делать. Но молитва действительно помогала.
Хотя моя боль никуда не исчезала. Первые три месяца после прихода в церковь мы плакали напролёт. Потом наступает период, когда сын или дочь уезжает на реабилитацию и матери начинают ночью спать.

- До этого вы не могли спать?
- Нет. И никто не может. Часа на два-три организм отключается, чтобы восстановиться, но полноценного сна нет. Я не видела ни одной мамы, которая сказала бы, что последние три года спит.
И вот ребёнок уезжает в ребцентр в другой город. Первое время есть опасение, ведь реабилитационный центр для наркозависимых — это не тюрьма, человек приходит туда по собственной воле, также по собственной воле он может уйти. И ты боишься, что твой сын или дочь могут быть одним из тех, кто через три месяца скажет: у меня всё хорошо, я уже три месяца не колюсь, мне ничего не нужно. Тогда человек возвращается неокрепшим в свой родной город, где его уже ждут друзья-наркоманы. Порочный круг опять захватывает.
Кроме того, ничто не должно отвлекать человека от реабилитации, никакие материнские слёзы. Когда мой сын уехал в Калининград на реабилитацию, я вздрагивала от каждого звонка: думала, что сейчас пастырь скажет мне, что сын ушёл из центра. Потом проходит три-четыре месяца, и ты начинаешь спать...
Когда сын вернулся другим, я смогла вздохнуть.

- Другим по сравнению с тем, каким он был до наркотиков?
- Да. Поменялись приоритеты. Изменилось качество самой любви к матери. Можно говорить: "Мама, я тебя люблю". А можно сказать: "Мамочка, милая, я тебя так люблю!" Ведь есть разница.
Теперь он живёт и работает в Москве, учится в библейской школе и планирует продолжить свою жизнь, служа и помогая людям. В родном городе он бывает, видит тех ребят, кто не смог отказаться от наркотиков, рассказывает им свою историю.
Мы за таких детей молимся. Недавно в ребцентре я встретила одноклассника сына и его маму. Она меня увидела и сказала: "Теперь я спокойна".

- Ваш сын когда-нибудь говорил вам спасибо?
- Да...



Послесловие.

У Яндекс есть сервис поисковых запросов. (У Google то же есть). Вводишь слово и видишь, сколько человек задавали поисковику этот вопрос в течение месяца. Делая сайт - пользуюсь им. Удобный сервис…

Делая вступление к этой статье - поступил так же. Я "вбивал" ключевые слова по теме и получал ответы:
реабилитационный центр для наркозависимых - 4867 запросов в месяц,
лечение наркозависимости - 3583 запроса в месяц,
ребенок употребляет наркотики - 429 запросов в месяц,
помощь наркозависимому бесплатно - 477 запросов в месяц,
сын употребляет наркотики - 161 запрос в месяц…
И далее различные варианты этих слов по нисходящей.

В России, по официальной статистике, 630000 человек употребляют наркотики, по не официальной - несколько миллионов. 3583 поисковых запросов по этой теме в месяц – капля в море.

Но никогда ранее, вводя слова в поисковую строку, я не испытывал боли в душе. Потому, что понимаю, что это чьи-то отец или мать, впервые столкнувшись с бедой, обращаются к первому доступному им средству - интернету, что бы хотя бы узнать, что же теперь делать и кто может помочь.

И потому, очень хочется, что бы поисковик выдал им эту статью, которая выше. Интервью матери, сын которой много лет употреблял наркотики, но освободился от зависимости. Освободился благодаря Богу, молитве матери и помощи людей, которые несут миссию – спасение от наркотиков в христианских реабилитационных центах.

Это интервью было напечатано в газете "Калининградская правда" города Королева Московской области в феврале 2010 года. Первоисточник по ссылке:   kaliningradka-korolyov.ru/newspaper/17591/13520/

В Королеве находится один из реабилитационных центров для наркозависимых Ассоциации Церквей "Дом Жизни". Таких реабилитационных центров у ассоциации несколько в России и за рубежом. Помощь наркозависимым в ребцентрах оказывается бесплатно.
В одном из таких центров проходил реабилитацию сын этой женщины.

Прошло же шесть лет с этого интервью. И тем ценнее статья. Молодой человек, о котором идет речь, женился. У него родился ребенок. Они живут в Москве.
Его мама ходит в нашу церковь "Дом Жизни" города Ногинска. Мы хорошо знаем ее и ее сына. И всю эту историю.

Контакт с нами.



Стр. 2 из 3     Перейти на:   Стр. 1   Стр. 2   Стр. 3

 Наверх